Пресса, отзывы о ГАМ-ансамбле | «Новая музыка на плоской подошве. Завершился второй фестиваль актуальной музыки 'Другое пространство'»

28.06.2010, «Время новостей», www.ng.ru
Марина Гайкович

«Новая музыка на плоской подошве. Завершился второй фестиваль актуальной музыки 'Другое пространство'»

Ансамбль ударников на крыше Концертного зала имени Чайковского – не это ли идеальная иллюстрация названия фестиваля? Крыша покрыта рубероидом – дам просят не надевать обувь со шпильками.

И хотя концерты сразу же перебазировались в здание, отсутствие пафоса и какой бы то ни было дистанции между публикой и исполнителями, пожалуй, стало тем, что иногда называют «духом» фестиваля. Зала практически не было. Большинство концертов проходило в фойе Зала имени Чайковского, получившее статус Craft-холл (а крышу назвали Roof-холл): четыре пары колонн обозначили свободное пространство, где сцену можно было оборудовать в любой точке – хоть со стороны входа в партер, хоть справа или слева от лестницы, а то и вовсе в центре.

На проекте группы «Пластика звука» «сцену» и исполнителей отделяют от «зрительного зала» полотном, которое превращается в экран, – к каждой пьесе подобран специальный видеоряд. Картинка местами «проседает» – слишком много общих (и бессмысленных) форм, но есть и завораживающие находки: камера крупным планом снимает руки – корпус – губы, захватывает ноты, испещренные, конечно, нетрадиционными знаками, то есть то, что в обычной практике становится доступным только зрителям на первом ряду, да и то с хорошим зрением. И когда ты крупным планом видишь, как рвется волос виолончельного смычка, или наблюдаешь за тонкой работой вокалистки (а в пьесе Дмитрия Курляндского «работает» все: и язык, и щеки, и зубы, и дыхательный аппарат), волей-неволей включаешься в процесс. Необходима ли такая форма подачи материала (ведь большинство сочинений самостоятельны) – вопрос, но уместна она точно.

Или другой проект – мировые премьеры от группы молодых композиторов «МолОт» – оказался потрясающе увлекательным. Двенадцать композиторов (большинству из них нет и тридцати, многие еще учатся) написали музыку для необычного ансамбля – с четырьмя флейтами и четырьмя саксофонами в основе. Пьесы шли «под соусом» видеоарта и пластических искусств. Проекция на следующий день после «Пластики звука» уже, конечно, казалась избитым приемом, а вот два мима вопреки ожиданиям (ну просто китч какой-то) оказались потрясающей находкой. Мимы (в образе оживших статуй) необычайно тонко обыграли выражение «Архитектура – это застывшая музыка»: появившись из «другого пространства», они попали в это и застыли подле колонн – каждый в своей позе, а затем – в полной гармонии с музыкой – чуть меняли свое положение, пока танцующие причудливый танец не растворились. Позже выяснилось, что успех проекта (а в этом мнении сошлось большинство) обеспечил не только музыкальный материал – а партитуры были разные: ломали в них стулья, прорывались сквозь условные стены, использовали скрип воздушных шариков или только традиционные инструменты, – но и изрядная доля репетиций. Ансамбль «Галерея актуальной музыки» (ГАМ) провел около пятнадцати (!) репетиций.

Другие программы объединяли и классиков западного авангарда, и российских композиторов. Виктор Екимовский в жанре инструментального театра сочинил альтернативу визуальному ряду «Андалузского пса» (вплоть до имитации разрезания глазного яблока), Владимир Мартынов решил перещеголять Филиппа Гласса и сочинил свой музыкальный ряд к фильму «Кояннискацци». Ансамбль «Студия новой музыки» объединил в одной программе «Чевенгура» Владимира Тарнопольского – партитуру, которую уже почти десять лет слушают с открытым ртом, снова и снова, – и прозрачный, полутоновый Divertimento Кузьмы Бодрова, вчерашнего аспиранта.

Студенческий ансамбль «XX век» сменяет уже профессиональный Nostri Temporis из Украины, но нисколько не проигрывает последнему. Маститый Московский ансамбль современной музыки посвящает свой концерт композиторам Ассоциации современной музыки – образца 20-х и 90-х годов минувшего века.

Тем не менее возникает ощущение, что пространство актуальной музыки все же слишком раздутое. И – что самое печальное – на концертах слишком мало публики. Большая часть зала – участники и члены профессионального сообщества, зрителей с билетиками практически не видно, а ведь подобные фестивали существуют и для них тоже или даже в первую очередь для них.

<< назад

© 2017 GAMEnsemble.ru