Пресса, отзывы о ГАМ-ансамбле | «В поисках другого пространства. Завершился Второй фестиваль актуальной музыки»

08-14.06.2010, Газета «Культура», № 25
Ирина Северина

«В поисках другого пространства. Завершился Второй фестиваль актуальной музыки»

Второй московский международный фестиваль актуальной музыки «Другое пространство» завершился в Московской филармонии. В течение пяти дней в Камерном зале, в фойе КЗЧ (именуемом организаторами «Craft_холлом») и даже на крыше Филармонии (а это – «Roof_холл») проходили концерты в режиме non stop – ежедневно по пять часов музыки без антракта. И все же, несмотря на такой напряженный график, страстные энтузиасты новой и новейшей музыки нашлись, причем в количестве, достаточном для заполнения вышеперечисленных «других пространств».

Камерный зал филармонии уже зарекомендовал себя как экспериментальная площадка; в главном же филармоническом зале проекты фестиваля принципиально не проводились. Организаторы ищут другое пространство бытования современной музыки, хотя сама эта музыка не является чем-то бесспорно другим по отношению к современной музыкальной сцене. В течение сезона на концертных площадках столицы уже были опробованы практически все проекты из серии «Живая дорожка». Кроме того, приглашенные коллективы демонстрировали свои «хиты» – скажем, у Ансамбля Дмитрия Покровского это «Мотет» Сергея Беринского, у «Студии новой музыки» – «Чевенгур» Владимира Тарнопольского. Основная часть фестивальных программ была вполне филармонического формата – авангард и поставангард, постмодернизм, минимализм и новая простота; среди композиторских имен немало классиков или почти классиков прошедшего и нынешнего столетий – Яннис Ксенакис, Дьердь Лигети, Хельмут Лахенман, Анри Дютийе, Филип Гласс, Стив Райх, Георг Пелецис, Александр Щетинский, Александр Раскатов, Николай Корндорф, Владимир Мартынов, Александр Вустин... Поэтому в какие-то моменты закономерно возникал вопрос: а так ли необходимо сидеть в фойе или на крыше, если рядом пустует вместительный концертный зал?

Впрочем, что касается крыши, то это был экспериментальный концерт-акция исключительно для журналистов. Вооружившись зонтиками, они пытались спастись от палящего солнца и расслышать Гнесинское трио перкуссионистов, которому пришлось играть на открытом воздухе без какого-либо усиления. На крышу умудрились затащить тяжеленные маримбы, вибрафон, барабаны и прочую перкуссию – звучали сочинения Кейко Абе, Небойши Живковича, Пола Голдстауба.

Слегка перефразируя московского музыкального критика Дмитрия Ухова, можно сказать: Фестиваль «Другое пространство» открылся при ясной погоде, и было видно... на полстолетия назад. Следующий концерт того же дня, который прошел в фойе КЗЧ, собственно, и был официальным стартом фестиваля. Все началось с мини-оперы Владимира Кобекина «Счастливый принц» по Оскару Уайльду, исполненной в концертной версии (Государственный академический камерный оркестр России с солистами). Опера эта впервые была поставлена в Екатеринбургском оперном театре в начале 1990-х, но сегодня уже воспринимается как некий архивный материал. Затем в том же фойе – две программы, посвященные современным композиторам России и Франции, что в Год Франции в России и России во Франции, несомненно, актуально. Конечно, такую – предельную – концентрацию событий выдерживали не все. Тем не менее вечерний проект «Думая о Хлебникове» участника легендарного трио «ГТЧ», перкуссиониста Владимира Тарасова собрал почти аншлаг, правда, в Камерном зале. Тарасову удалось найти неожиданное пересечение самой природы перкуссии и хлебниковской (шире – футуристической) поэзии. И все это - только в первый день фестиваля...

По всей видимости, «Другое пространство» сейчас занимает нишу почившей четыре года назад «Альтернативы». Правда, иностранная составляющая пока минимальна (из представителей дальнего зарубежья – французский пианист Артур Ансель и испанский ансамбль современной музыки Grupo Enigma, которых хедлайнерами не назовешь). Но по общей направленности новый форум актуальной музыки так же, как и в свое время «Альтернатива», пытается себя противопоставить музыкальному истеблишменту, современному академизму. И делает это в том числе посредством заказов наиболее перспективным композиторам написать актуальную, другую музыку. С точки зрения организаторов фестиваля, это прежде всего молодые авторы, составляющие творческое объединение «МолОт» (Молодежное отделение Союза композиторов России). Среди них – Даниил Власов, Георгий Дорохов, Вероника Затула, Андрей Зеленский, Любовь Терская, Ярослав Судзиловский, Ольга Шайдуллина. Их новые опусы звучали в исполнении нового коллектива на московской сцене – ансамбля «Галерея актуальной музыки» («ГАМ-Ансамбля»). Собственно музыка сопровождалась видеорядом, инсталляциями, а также пластикой двух актеров-мимов. Казалось бы, в этом синтезе искусств авторы стремились воскресить древнейший синкретизм. Однако в отличие от синкретического мышления, в проекте «МолОта» разные виды искусства не сливались в некое неразделимое целое. Нельзя сказать, что в музыкальных идеях объединения «МолОт» слышится что-то экстремально новое, если, конечно, не считать актуальной музыкой «Манифест» для стульев Георгия Дорохова, где трое исполнителей, включая самого автора, методично ломают стулья, причем делают это молотом, топором и пилой прямо на паркете фойе КЗЧ.

Еще одну программу, в той или иной мере оправдавшую название фестиваля, тоже представили в фойе, пространство которого было перестроено специально для новейшей музыки. Мировые, российские и московские премьеры (всего 19 произведений) были озвучены тремя ансамблями, специализирующимися на современной музыке. Это московская «Студия новой музыки», украинский ансамбль Nostri Temporis и еще один московский коллектив – ансамбль «ХХ век». Пожалуй, наиболее эффектной была программа композиторского объединения «Пластика звука». Пластика, впрочем, не только музыкальная, но и визуальная: публика была окружена пятью большими экранами, на которые в режиме on-line проецировалось видео играющих за этими экранами музыкантов, а также партитуры, разнообразные абстракции и даже немой фильм Мана Рэя «Оставьте меня в покое». Живую дорожку к фильму для виолончели соло (партия виолончели – Сергей Асташонок) написал арт-директор фестиваля Олег Пайбердин. Средствами одного струнного инструмента композитору удалось детально передать каждый кадр, и в этом была своя оригинальность. Хотя иногда от буквального следования за визуальным рядом накапливалась некоторая усталость.

Если говорить о проекте «Живая дорожка», то самым значимым событием в этом жанре стал показ еще одного сюрреалистического фильма 1920-х годов – «Андалузского пса» Луиса Бунюэля, созданного в соавторстве с Сальвадором Дали. Новую музыку к фильму написал председатель Ассоциации современной музыки Виктор Екимовский. Его «дорожка» уже сама по себе совмещала и музыкальное, и визуальное: это ироничный и очень остроумный инструментальный театр. Так что публика могла созерцать и сам фильм, и его театрализованную интерпретацию музыкантами «ГАМ-Ансамбля».

А в последний день фестиваля Ассоциация современной музыки праздновала свое 20-летие. К слову, Московский ансамбль современной музыки, тесно сотрудничавший с ассоциацией на протяжении этих двух десятилетий и принимавший участие в программе (она называлась «АСМ есть»), в нынешнем году празднует такой же юбилей. Поэтому было бы логично отметить сразу два юбилея. Концептуальность проекта заключалась в том, чтобы показать музыку первой АСМ 1920-х годов и музыку второй ассоциации, воссозданной Эдисоном Денисовым в 1990-м. И надо сказать, что далеко не все сочинения композиторов первой ассоциации представлялись наивными в сравнении с АСМ-2.

Те, кто регулярно следит за событиями в области новой музыки, вряд ли вынесли из программ фестиваля нечто принципиально новое и другое. Конечно, публика имела возможность услышать и блестящие исполнительские коллективы, и замечательных солистов, но даже премьеры сочинений молодых композиторов стилистически были вполне предсказуемы, а их идеи и эксперименты – локальны. Хотя не откажешь в удачно найденном образе и изобретательности произведениям Антона Сафронова, Александра Хубеева, Алексея Сысоева, Любови Терской. А вообще, конечно, такой фестиваль необходим – ведь он создает определенную среду, условия для появления действительно другой, новой музыки.

<< назад

© 2017 GAMEnsemble.ru